Выполняется запрос

Тел.: +7 (495) 743-34-06

Тел.: +7 (929) 677-34-06

Факс: +7 (499) 400-26-28

Москва, м. Андроновка,

1-ая Фрезерная улица,

дом 2/1, корпус 2, офис 811.1


Оставить заявку
Задать вопрос

 
Все новости


02.06.2017
На востоке столицы задержаны иностранные граждане с поддельными документами

Четверо мужчин задержаны на территории Восточного округа Москвы по подозрению в использовании поддельных документов.

19.11.2016
Психиатрические экспертизы по уголовным делам проводят с серьезными нарушениями

Генеральная прокуратура России выявила серьезные нарушения в работе клиник и больниц, где проводятся судебно-психиатрические экспертизы.

19.10.2016
В припаркованной «Газели» на юге Москвы обнаружили мертвую женщину

Проводится доследственная проверка в связи с обнаружением тела женщины в кузове автомобиля «Газель» на юге Москвы.

Экспертиза пожаров – инерция и реальность

Начнем с примеров. Одна из военных прокуратур обратилась в пожарную охрану с необычной просьбой – помочь найти оправдательные аргументы в пользу обвиняемого.
 

Суть дела была в том, что после сварочных работ на системе отопления в торговом предприятии возник пожар, и кара за это грозила сварщику – военнослужащему, хорошему специалисту, мастеру на все руки. Меры по предотвращению возможных последствий он принял, но их оказалось недостаточно: расплавленные частицы металла попали в ограждающий торговый зал деревянный короб и вызвали пожар, причинивший большой материальный ущерб. Это происходило в середине дня, на глазах у людей, исследования пожарища подтвердили показания очевидцев, так что никаких неясностей вроде бы не осталось. Но почему уже тогда строгие прокуроры усомнились в виновности сварщика?

Второй пример. На одном из подмосковных предприятий произошел пожар на технологической линии по дооборудованию автомобилей гидросистемами. Работы проводились по такой схеме: автомобили крепились к устройству, которое наклоняло их вбок под довольно большим углом, после чего и монтировалась гидросистема. И вот в один прекрасный день образовалась и воспламенилась взрывоопасная паровоздушная зона. Источник зажигания не нашли. Да и мудрено было найти, так как им мог быть любой из десятков или даже сотен искрящих контактов электрооборудования, выполненного, как и положено в помещении категории В, в обычном, не взрывозащищенном варианте. Но зато было точно установлено, что паровоздушная смесь образовалась из-за того, что после наклона автомобиля вытек через горловину его бензобака и разлился бензин.

И случилось это потому, что бензина в баке было значительно больше допустимого: на дооборудование автомобили должны были поступать с практически пустыми бензобаками. Таким образом, по традиционной схеме исследования за происшедший пожар никто не должен нести ответственность, так как в очаге все выполнялось по технологии, а что происходило за его пределами, признается не причиной, а только лишь способствующими обстоятельствами.

Еще больший интерес вызывает пожар в одном из жилых домов. После ремонта воздушной линии электропередач в нее был подан ток под напряжением около 380 В вместо номинального 220 В. В результате – перегрев обмоток автотрансформатора, питавшего холодильник, межвитковое замыкание. От этого аварийного режима  произошло возгорание и начался пожар, нанесший большой материальный ущерб. По этому пожару было открыто судебное разбирательство, которое длилось более 10 лет. За это время основной истец умер, так и не дождавшись справедливого решения о возмещении материального ущерба.

Достоверность механизма возникновения пожара в доме была установлена большим количеством фактических данных, результатами нескольких пожарно-технических экспертиз, проведенных сотрудниками ВИПТШ МВД, ВНИИ МВД, однако для обоснования сущности происшедших событий этого оказалось недостаточно.

Почем же из огромной массы материалов выбраны эти три разноплановых пожара? Прежде всего потому, что в них весьма наглядно проявились традиционные схемы экспертизы, основанные на отождествлении понятий «причина пожара» и «источник зажигания». Отсюда и объединяющие их характерные признаки:

- достоверность определения механизмов возникновения и развития пожара;

- необоснованность привлечения к ответственности субъектов или уход их от ответственности;

- сомнения в истинности установленных или неустановленных причин пожара;

- незавершенность экспертных исследований по причинно-следственным связям на пожарах.

 

Действительно, в первом примере к ответственности привлекался военнослужащий-сварщик. Причину пожара усмотрели в том, что короб загорелся от капли расплавленного металл, упавшего с электрода. Но согласно правилам военнослужащий, выполняющий сварочные работы, несет ответственность за качество этих работ, а за обеспечение безопасности отвечает его руководство. Администрация обязана была установить наблюдение в магазине, контроль за огневыми работами. Но этого не было сделано, и в результате военнослужащему грозило наказание за действия, к которым он практически не имел отношения.

В примере с дооборудованием машин причину, а вместе с ней и ответственного искали в очаге пожара. И не нашли, потому что находились они вне пределов очага. Виновным – и тем, кто превысил установленную регламентом норму заправки, и тем, кто не проверил действительный уровень бензина в бензобаке, - традиционные методы экспертизы «помогли» уйти от бесспорной в данном случае ответственности.

В примере с жилым домом источник зажигания – автотрансформатор в аварийном режиме – сразу же выдали за причину пожара, взвалив ответственность за него на хозяина дома. Другие обстоятельства, к которым тот не имел никакого отношения, признавались хотя и важными, но не решающими, - ведь причина-то уже названа. Но на самом деле, хотя пожар в доме обусловил автотрансформатор, аварийный режим его работы был вызван повышенным напряжением в течение не менее 20 минут. Это напряжение в свою очередь возникло в результате замыкания куском провода фазного и нулевого проводов. Этот кусок провода был оставлен рабочими при ремонте воздушной электролинии. Впоследствии на этих рабочих было заведено уголовное дело, которое длительное время лежало без движения, так как и тут была своя особенность. В работе электрических сетей предусмотрены режимы коротких замыканий, которые регламентированы «Правилами устройства электроустановок» (ПУЭ). Естественно, это не говорит о том, что лица, причастные к таким режимам, не должны нести какую-либо ответственность, но она не может быть определяющей. Если рабочие не нарушили ПУЭ, то они фактически и не должны нести уголовной ответственности.

Повышенное напряжение в дом подавалось около 20 мин, тогда как защита на трансформаторной подстанции должны была отключить ток в кратчайшее время. А на рассматриваемом пожаре защита вообще не сработала, проведенные в дальнейшем исследования показали, что она была выполнена с грубейшими нарушениями ПУЭ. Таким образом, цепи обстоятельств, приведших к пожару в доме, не придали важного значения, приняв по традиции источник зажигания за причину пожара.

И не только в приведенных случаях, но и во многих других экспертизах истинные причины пожаров не определялись, а подменялись источниками зажигания. В чем же причина подобной экспертной практики?

На ранних стадиях развития экспертиз пожаров такое отождествление понятий не вызывало особых осложнений. Заключения выдавались главным образом по пожарам, связанным с деятельностью людей непосредственно (поджоги, неосторожное обращение с огнем и др.), и практически было безразлично, какой из названных терминов применять. Причины пожаров и источники зажиганий замыкались непосредственно на определенных исполнителей, и при разбирательствах это ни на что не влияло.

Но по мере развития экспертной практики снижалась доля экспертиз по таким пожарам и возрастала по пожарам, причины которых были связаны с технологическими процессами. Сегодня по статистике таких пожаров около 270 тыс. в год. Следовательно, в ситуациях, связанных с привлечением к ответственности, могут отказаться свыше 500 тыс. человек (к каждому пожару причастны как минимум двое – потерпевший и подозреваемый). В то же время способы производства экспертиз остались прежними, и в первую очередь сохранилось отождествление нетождественных понятий источника зажигания и причины, а также жесткая связь очага с причиной.

Выше на конкретных примерах была обоснована порочность этой традиционной жесткой связи, которая ведет к непозволительным экспертным ошибкам и создает предпосылки для возможных правовых ошибок. Выход из создавшегося порочного круга один: неукоснительное выполнение экспертами основополагающих требований нормативных документов в части рассматриваемых понятий. Согласно ГОСТу 12.1.004-91 источник зажигания – это «средство энергетического воздействия, инициирующее возникновение горения». Раскрывая сущность данного определения, следует отметить, что это средство, вызвав горение в определенном месте и в определенное время, формирует очаг пожара. Ни о какой причине здесь речь пока не идет – только источник и формируемый им очаг.

Общеизвестно, что начало горения обуславливают три составляющих: источник, окислитель и горючее вещество, совпадающие во времени и пространстве при наличии достаточных условий.

На первом этапе экспертных исследований эти составляющие определяются на базе различных методик, пособий, рекомендаций, фактических данных по пожарам и других материалов. В большинстве своем эти задачи сводятся к определению источников зажигания, но существуют пожары, где источник (источники) известен, а решение задачи сводится к определению других составляющих, формирующих начало горения, как это было показано на втором примере.

Основной целью второго этапа является определение причины пожара, которая по ГОСТу 12.033-81 определяется как «явление или обстоятельство, непосредственно обуславливающее возникновение пожара (загорания)».

Основной критерий определения причины пожара – первичность явления или обстоятельства перед возгоранием. Во многих случаях этим первичным явлением служит источник зажигания, так как большая часть систем предупреждения пожаров основана на исключении (изоляции) источников при наличии окислителя и горючих веществ и материалов.

Существуют и другие принципы построения систем предупреждения пожаров. Например, в огнеопасных работах источники предусмотрены технологией, а горючая среда должна отсутствовать или надежно изолироваться.

Основанием для выводов о причинах являются нормативно-технические документы, регламентирующие функционирование систем предупреждения пожаров.

Выводы по причинам пожаров или по составляющим их частям формируются в процессе анализа явлений и обстоятельств, выявленных на первом этапе, и противопожарных мероприятий, регламентированных нормативно-техническими документами.

По приведенному механизму могут быть исследованы все без исключения пожары, в том числе обусловленные действиями человека непосредственно (пожары и др.). Более того, он позволяет в ряде случаев предсказывать причины, имея самые общие сведения о пожарах.

Пользуясь предлагаемым механизмом, эксперты всегда остаются в рамках предоставленной им компетенции, не переходя на правовую сторону решаемых вопросов.

В свою очередь, поэтапное решение экспертных вопросов позволяет правоохранительным органам легко определить степень причастности или непричастности людей, отвечающих за противопожарные мероприятия, невыполнение которых вызвало пожар.

           Н.Г. Шувалов. Пожарное дело. № 8. Москва, 1995.